Меню
16+

Общественно-информационная газета «Просто газета»

23.08.2012 16:30 Четверг
Категория:
Тег:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 33 от 21.08.2012 г.

ЛОЖНО ПОНЯТЫЙ ИНТЕРЕС

Автор: Татьяна Сазонова

За насилие над подчиненными офицера наказали по уголовной статье и заставили возместить моральный вред.

В армии воинскую дисциплину должны соблюдать не только солдаты, беспрекословно подчиняясь приказам командира, но и сам командир должен показывать пример несения воинской службы. Однако, для отдельно взятых офицеров призыв: «выполнить задачу любой ценой», — переходит все границы, и они считают уместным применять физическое насилие в отношении провинившихся и не справившихся с поставленным заданием подчиненных. Так, и капитан Михаил Висарков  совершал преступления из-за ложно понятых интересов службы.

 

Канцелярские «счастливчики»

Некоторые считают, что, если во время службы ты попал в канцелярию, то строгие армейские будни такого солдата не затронут. Сиди себе в тепле и кропи над «писульками». Но случай, который произошел в войсковой части, дислоцированной в п. Екатеринославка Октябрьского района, это утверждение опровергает.

Когда Роман Славиков отвечал на вопрос командира о том, у кого красивый и разборчивый почерк, он и не думал, что умение красиво выводить буквы доведет его до военного суда.

В ноябре прошлого года, когда ему «повезло» и было поручено составлять расписание занятий, он оценил всю прелесть канцелярской службы. За любую провинность и ошибку его командир, уважать и подчиняться которому он по Уставу должен был беспрекословно, разражался отборным матом, мог и чем-нибудь запустить в солдата. Тогда Роман посчитал, что лучше ходить строем, чем выполнять письменную работу, и как мог от этой работы старался уклониться. Своего он добился, и капитан начал искать ему замену, все же привлекая к писчим делам и его.

Михаил Висарков к своим 28 годам дослужился до капитана, в армии он служил с 2000-го года, в том числе в качестве офицера с 2005 года.  За это время он успел обзавестись женой и ребенком, положительно зарекомендовать себя перед начальством, получить ведомственные награды. От подчиненных он требовал беспрекословного и безошибочного выполнения задач. А когда те не справлялись, то приходил в ярость.

Романа Славика капитан вызвал в первых числах декабря прошлого года в канцелярию и поставил задачу составить расписание занятий, после чего ушел. Вместе с Романом в канцелярии  работал еще один «счастливчик» — Игорь Хвостиков, который умел работать за компьютером и теперь набирал различные отчеты.

Время близилось к обеду, и капитан пришел проверить работу. Обнаружив ошибки в составленном Романе расписании, он оказался более чем недоволен.

- Ты тупой, или просто притворяешься? – обратился он к солдату, и когда увидел, что тот вжался в стул, взял его двумя руками за уши и попытался поднять с места. – Ты что, ничего не видишь? Так зачем тебе зенки? – с этими словами он ткнул Роману в глаз.

– Я ухожу, а ты переписываешь расписание, и чтоб без ошибок было! – и для пущей убедительности ударил сверху солдата кулаком по голове.

Выбора у подчиненного не было, и, обсудив поведение «воеводы» с сидевшим за компьютером другим солдатом, на глазах у которого проходил этот «процесс воспитания», Роман принялся заново составлять расписание.

Дело двигалось к вечеру. Дверь канцелярии открылась, и на пороге вновь появился капитан и начал опять проверять расписание, в котором вновь обнаружил ошибки. Разговор с подчиненным, как и в первый раз, был «содержательным». От удара командира в грудь солдат упал на пол. При падении он ударился левым виском о батарею и рассек бровь. Озлобленный Висарков попытался нанести ему, лежащему на полу, удар ногой в лицо, однако, Роман прикрыл лицо руками, в связи с чем, удар пришелся по рукам.

После чего капитан заставил его подняться и на матах выгнал из помещения.

Через неделю Романа вновь вызвали в канцелярию. Капитан ему заявил:

- Ты, тупица, но хоть что-то знаешь. Проконтролируй, как составит расписание новенький, — отдал он распоряжение и ушел.

После завтрака он с новеньким приступил к составлению расписания занятий. Через некоторое время в канцелярию пришел капитан, проверил расписание и обнаружил в нем ошибки. «Учить» решил наставника все теми же методами – сидящий за столом Роман получил удар кулаком в челюсть  и два удара кулаком по голове сверху. После этого солдат встал, и офицер пнул его в левую коленку.  Нанося удары, командир оскорблял и унижал солдата. После этого он дал ему полтора часа, чтобы переписать расписание.

Но «разочарования» офицера работой подчиненных на этом не закончилось. Когда он подошел к сидевшему за компьютером младшему сержанту Игорю Хвостикову и спросил — подготовил ли он сведения о боевой численности состава, то в ответ услышал, что сделать этого подчиненный не успел. Недовольный этим, он стал ругаться и нанес солдату три удара  кулаком в голову.

- Прекратите, мне же больно, — в ответ на его действия возразил Игорь.

- Моему кулаку тоже больно тебя бить, — ухмыльнулся командир и вышел из канцелярии.

Но к вечеру, видимо, боль в кулаках успокоилась. И когда он в очередной раз пришел проверять переписанное Романом Славиковым расписание, и в очередной раз нашел там несоответствие, то ударил того кулаком в лицо. От удара у солдата пошла кровь из носа.

Не собираясь больше быть «мальчиком для битья», Роман ночью из туалета позвонил по сотовому телефону в прокуратуру Белогорского гарнизона и сообщил о произошедшем.

 

Вина была доказана

В суде Михаил Висарков виновным себя не признал и показал, что насилие к потерпевшим он не применял. По его словам в указанные дни он этого просто не мог сделать, так как отсутствовал в канцелярии по разным причинам: то уезжал в штаб, то к стоматологу, то проводил занятия.  Кроме того, он дополнительно пояснил, что потерпевшие Славиков и Хвостиков являлись недисциплинированными военнослужащими. А солдат Роман Славиков, по словам командира, еще и совершал грубые дисциплинарные проступки. Поэтому подчиненные вполне могли оговорить его, поскольку он пообещал дать им плохие характеристики и поставить специальные отметки в военные билеты о недобросовестности несения военной службы.

Но, несмотря на непризнание подсудимым своей вины, суд решил, что она подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств.

Михаил Висарков на момент совершения преступлений был для потерпевших начальником по воинскому званию и должностному положению.

Военный суд нашел неубедительными доводы подсудимого об оговоре его потерпевшими, в связи с его требовательностью и заявлением о том, что он поставит в военном билете в графе «особые отметки» сведения о недобросовестном несении службы,

так как законом внесение таких сведений в указанный раздел военного билета не предусмотрено.

Показания потерпевших и свидетеля со стороны обвинения подтверждаются другими исследованными судом доказательствами, и оснований им не доверять нет, поэтому военный суд положил  их в основу приговора.

А вот показания свидетелей со стороны защиты об оговоре подсудимого потерпевшими носят предположительный характер, поскольку причину оговора они указать не смогли.

Показания подсудимого и других свидетелей со стороны защиты в части определения места нахождения подсудимого во время инкриминируемых ему деяний являются противоречивыми, поскольку они не согласовываются между собой, а также не исключают свободного передвижения Висаркова по территории войсковой части.

Оценивая эти и другие доказательства в их совокупности, военный суд нашел их достаточными для подтверждения вины подсудимого в содеянном и квалифицировал его действия по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ (совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан, совершенных  с применением насилия, — ред). Он причинил потерпевшим физическую  боль и нравственные страдания.

Суд признал смягчающим наказание Михаилу Висаркову обстоятельством наличие у подсудимого малолетнего ребенка, учел, что подсудимый характеризуется исключительно положительно, награжден ведомственными наградами и преступление совершил из ложно понятых интересов службы.

На основании изложенного, военный суд по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний решил лишить офицера свободы на срок 3  года и 6  месяцев с лишением права занимать должности на государственной службе и в органах местного самоуправления, связанные с руководством людьми, на срок 2 года.

Лишение было решено назначить условным с испытательным сроком в 2 года, в течение которого Михаил Висарков своим поведением должен доказать свое исправление.

Гражданские иски потерпевших Романа Славикова и Игоря Хвостикова на сумму 5000 рублей каждому также были удовлетворены.

 

 (Материал для публикации предоставлен судьей Белогорского гарнизонного военного суда Т.Г. Жидковым.

Данные фигурантов дела изменены).

 

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.