Меню
16+

Общественно-информационная газета «Просто газета»

06.07.2021 18:04 Вторник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 26 от 06.07.2021 г.

О встрече белогорцев с руководством МЭЗа: «А мы почему должны страдать?»

Источник: "Просто газета" № 26(607) от 06.07.2021 г.

Жители устали от запаха, шума, пыли и других проблем от резидента белогорского ТОРа.

29 июня в здании детской спортивной школы № 2 встретились жители района Базы № 57 и один из учредителей МЭЗ «Амурский» Александр Сарапкин.

«Кто-то что-то вовремя не сделал»

Александр Владимирович, которому предоставили слово, отметил, что действительно назрела необходимость встретиться и поговорить с жителями района.

- Я очень хорошо понимаю ситуацию, которая здесь сложилась, знаю проблемы, и поэтому сегодня здесь, чтобы непосредственно с вами пообщаться на эту непростую тему.

Это будет конкретный разговор с определенными задачами, которые мы берем на себя и чтобы вы знали, как мы будем их выполнять. Сроки, даты, что вообще случилось и почему это происходит, — отметил он в начале встрече.

Но вначале решил немного рассказать о предприятии и о масштабе строительства. О том, что на предприятии работает 700 человек, что построено 150 000 кв.м различных площадей. Территория комбината – 30 гектар, 25 из которых закрыты бетоном. Построены внутренние сети, большая тепловая станция и различные инженерные объекты.

Напомнил, что начали строить завод в 2016 году. В 2017 году была открыта первая очередь. Вторая очередь — цех изолята, построили в конце 2019 года – начале 2020 г. и начали пускать в эксплуатацию.

Одной из причин совершенных ошибок стала, по его словам, потеря технологического кадрового ресурса. Из Благовещенска приехало 50 специалистов, а 650 пришло неподготовленных людей, которых пришлось обучать сложной технологии на месте.

- Первые проблемы вы испытали, когда мы запустили новый цех – шумы появились, — объяснял Александр Сарапкин. - Проектом было предусмотрено все правильно, он прошел экологическую экспертизу, экспертизу по производственно-промышленной безопасности и должен был работать без сбоев. Но персонал новый и цех новый. Так как в России такого производства нет вообще, то те иностранные компании, которые сдали нам оборудование, как раз попали на пандемию коронавируса и не приехали на пуско-наладку. Нам пришлось налаживать это все самим….. Поэтому у нас получились выбросы звуков, как взрывы. Почему? Котельная два котла, мощностью 35 тонн пара в час, мощностью в 25 атмосфер он выдает давления в килограммах. Это все приходит в цех, где распределяется. Кто-то что-то вовремя не сделал, кто-то что-то не оценил, где-то процесс остановился, кто-то куда-то не позвонил — идет аварийный выброс пара.

- А мы почему должны страдать? Нам не надо объяснять, сколько у вас человек. Вы объясните — почему мы задыхаемся! Под балконом ваша вода, вы сливаете воду, — начали раздаваться выкрики из зала. Людей не очень вдохновил рассказ о предприятии.

Когда людей удалось немного успокоить, учредитель МЭЗа доложил, что они уже сделали, чтобы избавить людей от проблем от соседства с заводом:

- В цех изолята мы поставили оборудование, которое гасит шум. Но на котельной, которую мы построили, такое оборудование мы не успели поставить. Поэтому с сегодняшнего числа мы полностью останавливаем завод, прекращаем любое производство в цехе изолята. Он работать не будет ровно три месяца, пока мы не закончим все эти работы.

Эти слова вызвали аплодисменты у присутствующих. Не знаем, как рассчитали эти три месяца реконструкции, обычно, на 90 дней закрывают работу по предписанию надзорных органов. Но здесь это преподнесено как забота о людях.

Жители продолжили задавать Александру Сарапкину вопросы:

- У нас никогда не было такой грязи, столько копоти в квартире. Я вытираю подоконники три раза в день. А мы ходим и дышим этой гарью.

На это он ответил, что надо изучить вопрос с Роспотребнадзором, сделать замеры, после которых прийти к каким-то выводам и приступить к устранению проблем.

Также ждет «расследование» и вопрос о воде, которая теперь стоит под балконами жителей домов, если вода с завода, то ее отведут.

- С водой будем разбираться, с пылью будем разбираться. Что касается запахов, то здесь возможны наши моменты по пусконаладке. Я обещаю, что к следующему лету мы подготовимся на другом уровне, — сказал Александр Владимирович.

- Посмотрим, что изменится, — с недоверием обсуждали эти обещания люди.

21 нарушение законодательства

На встречу с владельцем МЭЗ «Амурский» пришла и депутат горсовета и главный редактор «Просто газеты» Наталья Михайлова.

- Я бы хотела поговорить о безопасности. Вы, наверное, знаете о существовании этого документа, жители, возможно, нет, — сказала Наталья Юрьевна. - В апреле 2021 года депутат Законодательного Собрания Амурской области от ЛДПР Сергей Труш обратился к Генеральному прокурору РФ с депутатским обращением, которое касается МЭЗ «Амурский».

В нем он указал, что одним из опасных производственных объектов (ОПО) является склад хранения нефраса (нефтяной растворитель) объемом 800 тонн, который относится ко II классу опасности, по факту регистрации в реестре Ростехнадзора указано 200 тонн, а это III класс опасности, в нарушение Федерального закона «О промышленной безопасности опасных производственных объектов».

В технологическом процессе по производству соевого белка (Изолят) используется соляная кислота общим объёмом хранения 100 тонн. Кислота относиться к высокотоксичным веществам. Склад с кислотой находится менее чем в 50 метрах от станции второго подъёма с резервуарами воды, из которых идет подача на жилой микрорайон г. Белогорска, что может привести к технологической катастрофе.

Кроме этого, котельная паровая с высоким рабочим давлением с августа 2019 года эксплуатируется, но без регистрации ОПО.

В связи с этим он просил проверить данные ООО «МЭЗ» Амурский», потому что нарушения могут привести к причинению вреда жизни, здоровью граждан и соблюдения обязательных требований промышленной безопасности.

Прокуратура ответила депутату и сообщила, что 21 апреля 2021 года Ростехнадзор проверил МЭЗ «Амурский» по подобному обращению.

По результатам проверки доводы обращения нашли подтверждение в полном объеме, за исключением скрытия фактов аварий на объекте.

Кроме того, выявлены иные нарушения законодательства в рассматриваемой сфере (предоставление недостоверной информации при регистрации опасных производственных объектов, непроведение аттестации персонала в области промышленной безопасности, отсутствие антикоррозийного покрытия при эксплуатации площадки маслоэкстракционного производства и другие).

Всего по итогам проверки Ростехнадзора выявлено 21 нарушение закона законодательства о промышленной безопасности в деятельности МЭЗ «Амурский», в целях устранения которых выдано предписание со сроком исполнения до 05.07.2021 г.

В связи с этим у меня возникает к Вам вопрос:

Почему на момент ввода в эксплуатацию завода были занижены или скрыты признаки опасности на опасные производственные объекты в обязательном порядке регистрируемые в Ростехнадзоре, а именно:

- нефрас (нефтяной растворитель) — представлена информация до 200 тонн, по факту имеется 800 тонн;

- соляная кислота до 100 тонн в Ростехнадзор вообще не предоставлялась и тем более не была зарегистрирована как химически опасный производственный объект;

- не зарегистрирован в реестре опасных производственных объектов — котельная, как сосуды работающие под избыточны давлением?

Александр Сарапкин  ответил на это следующее:

- Мы постоянно взаимодействуем с органами контроля. Законодательство меняется, требования меняются, ужесточаются. Мы работаем по предписаниям постоянно. Что касается данного предписания – позиция нам понятна. В плановом порядке мы приводим все в соответствие. Что касается сроков исполнения. Если по каким-то процессам мы не успеем, то получим соответствующее предписание. Понимаете, производственный процесс он непростой, мы предписания получаем постоянно. Если работать без ошибок, то здесь бы не было ничего – ни завода, ни рабочих мест. Конечно, у нас есть ошибки. Конечно, у нас несовершенные документы. Конечно, у нас слабые проектные организации. Невозможно сделать все идеально. Это рабочий процесс.

- Александр Владимирович, нарушения выразилось в том, что вы при регистрации завода указали меньшие объемы, чем на сегодняшний момент, — напомнила суть вопроса депутат.

- Это далеко не так. Проектно-сметная документация предусматривает определенный порядок документов. Если кто-то ошибся в проектировке, кто-то ошибся при оформлении документов, это не значит, что это было сделано намеренно. Это не мы выдумали какую-то хитрость такую, чтобы обмануть технадзор, Роспотребнадзор, обмануть жителей и так далее. Возможно, у нас есть ошибки. Мы доказали свой успех тем, что вышли на проектную мощность, — ответил Александр Сарапкин.

- Я понимаю, но меня безопасность больше волнует, — сказала Наталья Михайлова.

- Безопасность нас волнует больше, чем вас. Потому что мы несем финансовую ответственность за этот объект. Если не дай Бог здесь что-то произойдет – мы отвечаем своим личным имуществом, имуществом предприятия, судьбой всех людей, которые там трудятся и всех жителей города Белогорска. Поэтому, это, в первую очередь, наша ответственность, вплоть до уголовной. Намеренно мы закон не нарушаем. Если у вас будут какие-то просчеты и ошибки, мы будем их исправлять, — заверил ее он.

- То есть, на сегодня вы зарегистрировали котельную как опасный производственный объект? – уточнила Наталья Юрьевна.

- Котельную зарегистрировали, — ответил Александр Сарапкин.

- А соляная кислота? — вновь задала вопрос депутат.

- В доработке проект. Склад не работает, — дал ответ собственник завода.

- У вас на территории объекты второго класса опасности, когда вы открывались, то заявлялись по третьему классу опасности. После устранения выявленных нарушений требования санитарной зоны выполнимы? То есть, чем выше класс опасности, тем больше должна быть санитарная зона, - обратила внимание на требования промышленной безопасности Наталья Михайлова.

- Безусловно. Это подтвердит государственная экспертиза, - сказал на это Александр Владимирович.

Комментарий по теме:

После того, как встреча закончилась, Наталья Михайлова поделилась своими впечатлениями от встречи:

- На мой взгляд, встреча была пронизана «красной нитью» с указанием на неизвестных «кто-то», которые совершают ошибки. А руководство вроде ни при чем.

Что касается безопасности, то это, пожалуй, ключевой момент. Безопасность прежде всего. Четких ответов я не получила. То проектировщики не совершенны, то ошибки делают те, кто документы оформлял. Хороши так ошибки вместо 800 тонн токсичного и горючего нефраса указать 200 тонн.

Вопрос о соблюдении санитарно-защитной зоны также не праздный. Проведение реконструкции, технического перевооружения и строительства автоматически аннулируют утверждённую санитарно-защитную зону. К примеру, для промышленных объектов и производства третьего класса она составляет 300 м, а для второго класса — 500 м. А класс опасности зависит от находящегося на территории объема опасных и вредных веществ.

Депутаты нашей фракции ЛДПР в Законодательном собрании Амурской области держат этот вопрос на контроле, теперь он и под моим контролем, в частности.

Все полученную информацию мы обязательно будем доводить до белогорцев.

P.S. После того, как все отчитались, что с 1 июля завод, а точнее цех по производству изолята был остановлен на 90 дней, 6 июля жители района после 17 часов вечера вновь наблюдали, как черный дым выходит из заводской трубы.

- Опять вся сажа полетит к нам в окна. Кому верить... ,- сокрушались люди, отправив фото и видео в редакцию "Просто газеты" .

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.